Постмодернистский треугольник.

Главная страницаНовости Россия, Китай и США

19/04/11

Постмодернистский треугольник.


Постмодернистский треугольник.
Нежелание Китая взять на себя груз международного лидерства указывает на отсутствие в ближайшем будущем перспективы новой китайско-американской биполярности. Его отказ от концепции «большой двойки» (не говоря о негативной реакции других крупных акторов) говорит о том, что в ближайшие несколько лет основной упор, по всей вероятности, будет делаться на многосторонних решениях и механизмах, конструктивном интернационализме и глобальном управлении.

Восходя к статусу второй сверхдержавы, Китай не сможет избежать многочисленных проблем и препятствий – стремительно стареющее население, растущая ограниченность ресурсов, экономический дисбаланс, вызовы со стороны других держав и более мелких соседей. Это развитие безусловно не будет таким гладким и неотвратимым, как полагают некоторые аналитики. И все же, высока вероятность того, что в первой половине нынешнего века Китай достигнет статуса сверхдержавы. Хотя в середине первого десятилетия 2000-х годов предполагалось, что Китай достигнет стадии «среднеразвитого государства» к 2050 году, в настоящий момент многие аналитики сходятся во мнении о том, что Китай догонит США к 2030 году, если не раньше. Если Китай действительно станет сверхдержавой, в международной системе будут доминировать две страны, влияние которых далеко превзойдет влияние ведущих держав второго уровня – России, Индии, Японии, Великобритании, Франции, Германии, Бразилии. Однако главный вопрос заключается не в том, возникнет ли китайско-американская биполярность, а в том, какую форму она примет. Согласно распространенному на Западе мнению, разделяемому также и некоторыми китайскими исследователями, США и Китай с необходимостью станут стратегическими противниками. Это убеждение основано частично на историческом опыте, согласно которому две более или менее равных по силе империи (современных или древних) неизбежно вступали в соперничество друг с другом. Оно также подпитывается тем фактом, что США и Китай представляют весьма различные интеллектуальные традиции, ценности и даже цивилизации.

Подобные страхи могут быть обоснованными. Наличие многочисленных актуальных и потенциальных разногласий не может не привести к определенному стратегическому соперничеству, способному, время от времени, возрастать до опасного уровня. Однако не следует снимать со счетов возможность того, что китайско- американская биполярность примет более позитивную форму стратегического кондоминиума. Существует несколько причин для оптимизма. Во-первых, значительная (и продолжающая расти) взаимозависимость американской и китайской экономик представляет особо веский аргумент для сотрудничества Вашингтона и Пекина. Несмотря на призывы к переходу к СПЗ (специальные права заимствования), заменившим бы доллар как международную резервную валюту, в Китае понимают, что его экономическое богатство зависит от стабильности американской финансовой системы, от американских рынков и американских технологий. Поэтому Китай продолжает инвестировать десятки миллиардов долларов в американские казначейские бумаги. В свою очередь, США понимают, что здоровье их экономики – не говоря уже о политической и социальной стабильности – опирается на подобное поведение Китая. Во-вторых, последствия эскалации американо-китайской напряженности настолько опасны, что руководства двух стран вынуждены стремиться к поиску конструктивных отношений. В этой связи, расширение отношений между США и Китаем при администрации Буша представляет обнадеживающий прецедент. Несмотря на чересчур идеологизированную, неоконсервативную повестку дня по внешней политике, Вашингтон продолжал придерживаться прагматичного подхода к Китаю, основанного на прогрессе в отношениях, осуществленном в годы правления Клинтона и Цзяна. Если оглянуться еще дальше назад, поучительно в этой связи и наследие Никсона, который, несмотря на свои крайне антикоммунистические убеждения, инициировал прорыв в отношениях между США и Китаем.

С китайской стороны, идеологическая антипатия не помешала Мао искать и достичь сближения с Вашингтоном. Другим источником стабильности может стать тот факт, что китайская имперская – или великодержавная – традиция главным образом интроспективна и консервативна. Нельзя сказать, что Китай не стремится к проецированию своей власти и влияния, но исторически он делает это с величайшей осмотрительностью. Однако наиболее убедительной причиной для оптимизма служит, по всей вероятности, тот факт, что новая биполярность, если таковая возникнет и когда бы она ни возникла, будет смягчена влиянием многих других государств и международных институтов. Взаимозависимость, подкрепляющая китайско-американское сотрудничество, основывается на гораздо более широкой взаимозависимости, поддерживающей выбор в пользу сотрудничества, а не конфронтации. Здесь снова показателен пример мирового финансового кризиса. Единственной истиной, проявившейся через кризис, стала не слабость контролируемого Западом экономического устройства, а невероятная степень взаимозависимости зачастую весьма различных экономик на планете. США и Китай в будущем будут доминировать в международной политике, но не в рамках простой биполярности, а в сопряженности с многими другими акторами. Геополитика сохранит некоторое значение, однако возникающий мир может оказаться более доброжелательной и позитивной версией анархии Гоббса: не «природное состояние», в котором сильный преуспевает, а слабый погибает, а такая среда, в которой доминируют получающие все более широкое распространение сдержки и противовесы. Мы можем стать свидетелями появления треугольника нового типа – постмодернистского треугольника, – в котором третьей стороной будет ни Россия, ни какая-либо иная сверхдержава, но множество формальных и неформальных сетей, включающих государства-нации, многосторонние институты и негосударственных акторов.

Такая система, несмотря на некоторую хаотичность, способна в гораздо большей степени приблизиться к яростно отстаиваемой Москвой и Пекином «демократизации» международных отношений. Более того, она будет основана на более равноправном и, возможно, наболее устойчивом треугольнике за всю историю существования этого недостаточно изученного и понятого концепта. Бобо Ло.




Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти или зарегистрироваться

Сейчас на сайте посетителей:2