Причины и глубина российского кризиса.

Главная страницаНовости Кризис

19/04/11

Причины и глубина российского кризиса.


Причины и глубина российского кризиса.
Мировой кризис, несомненно, обострил экономические трудности России, однако причины российского кризиса носят не только экономический характер. Иностранные инвесторы начали отворачиваться от России летом 2008 года вследствие открытых угроз президента Путина в адрес компаний, подозреваемых в налоговой задолженности. Отток капиталов ускорился после нападения России на Грузию в августе того же года. К концу 2008 года из России были выведены 130 млрд. долл. США, что превысило все годовые показатели с того момента, когда, в середине 1990-х годов, российское правительство начало собирать статистические данные о потоках капиталов.

Этот отток усилился вследствие мирового финансового кризиса, началом которого стало банкротство инвестиционного банка Lehman Brothers в сентябре 2008 года. Внутри России экономический кризис носил умеренный характер, однако, несмотря на наблюдаемое восстановление российской экономики к концу 2009 года, этот кризис выявил некоторые структурные слабости, способные тормозить экономический рост России даже после преодоления критического периода. В то время как многие западные страны, а также Китай, Индия и Бразилия, кажутся готовыми к достаточно быстрому восстановлению в 2010 году, траектория России, при отсутствии повышения мировых цен на нефть, будет, по всей видимости, гораздо более постепенной. Более того, в России продолжают существовать некоторые достаточно серьезные риски, способные вызвать новый экономический спад, в особенности банковский сектор, не избавившийся от безнадежных кредитов, а также высокий уровень задолженностей многих предприятий частного сектора.

Читайте также мои публикации нервный тик у ребенка, работа в минске.

В ходе первых шести месяцев финансового кризиса невозвратные кредиты российских банков возросли на 240%, а в конце 2009 года были ощутимы опасения второй волны кризиса из-за массовой задолженности по кредитам и возможной проблемы их невозврата4. Вмешательство Кремля в управление кризисом было успешным, поскольку способствовало сохранению социального спокойствия и предотвращению худших проявлений предыдущих кризисов, таких как гиперинфляция или массовая безработица. Особенно полезными оказались обширные резервы, накопленные в годы экономического роста, при помощи которых, в сочетании с комплексом мер по стимулированию экономики, российскому правительству удалось смягчить наихудшие краткосрочные последствия кризиса. При этом, для предотвращения негативных последствий для населения подобных кризису 1990-х годов, Кремлю пришлось заключить «фаустовскую сделку»: искусственно поддерживая неконкурентоспособную экономическую модель сегодня, создаются предпосылки для замедления экономического роста завтра, в то время как в США, Европе, Китае, Индии и в других точках планеты экономический подъем заметно ускоряется с выходом из острой фазы кризиса. Ожидаемое сокращение российской экономики в 2009 году примерно на 8,7% является худшим показателем среди развитых стран. Всемирный банк предполагает, что российская экономика вернется к (медленному) росту в 2010 году, хотя и с достаточно низкого посткризисного уровня. Что касается кредитов, то они продолжают оставаться ограниченными, частично по причине неэффективности российской банковской системы. Как следствие, замедляется рост внутреннего спроса, что в свою очередь тормозит восстановление российской экономики. Более того, Москве пришлось использовать значительную часть накопленных резервов для поддержки промышленности, испытывающей финансовые трудности, и увеличения социальной помощи тем, кто потерял работу или иным образом напрямую пострадал от экономического спада. Из накопленного благодаря рекордным ценам на нефть в годы, предшествовавшие кризису, запаса золотовалютных резервов, Россия потратила в первые месяцы кризиса более 400 млрд. долл. США, главным образом на защиту рубля и на поддержку компаний, тесно связанных с политическими кругами.

В начале 2009 года Кремль перешел на более системный подход, ориентированный главным образом на сокращение процентных ставок при одновременном сокращении бюджетного дефицита. Около половины потраченных сумм ушло на поддержку пострадавших от кризиса промышленных предприятий, включая автомобильное производство, металлургию, а также банковский сектор и оборонную промышленность. Другие резервные 200 млрд. долл. США были затрачены Центробанком на попытки удержать курс рубля при массовом оттоке капиталов. Если подобная политика и позволила предотвратить повторение хаотичной девальвации 1998 года и, таким образом, хотя бы на некоторое время сохранить социальную стабильность, она вынудила Россию потратить значительную часть своих резервов за короткое время. Она также позволила получателям государственной помощи использовать ее не столько для укрепления своих пошатнувшихся дел, сколько для валютных спекуляций. Большая часть затраченных средств происходит из Резервного фонда России, созданного для защиты экономики от потенциальных потрясений. И хотя постепенный рост цен на нефть, превысивших отметку в 70 долл. США за баррель, позволяет России восполнить некоторую часть потраченных средств из Резервного фонда, решение российского правительства о продолжении применения мер налогового стимулирования свидетельствует о возможности опустошения Резервного фонда в 2010 году. Необходимость дополнительных стимулов, в сочетании с сокращением налоговых поступлений от энергетического сектора, означает, что правительство, привыкшее с начала нынешнего десятилетия к профициту, вынуждено теперь иметь дефицитный бюджет. Правительство увеличило социальные затраты, включая государственные программы по трудоустройству и временной занятости, а также оплачиваемые вынужденные отпуска для временно уволенных работников. Министерство финансов предполагает, что после дефицита в около 8,3% от ВВП в 2009, даже если экономика вернется к росту, этот дефицит составит около 6,8% в 2010, а государственный бюджет останется дефицитным как минимум до 2012 года. Данные о безработице в России неоднозначны. По официальным источникам, безработица выросла до 9,4% в феврале 2009 года, после чего начала постепенно сокращаться, что соответствует ситуации в таких странах как США. Однако официальная статистика может оказаться не вполне достоверной в силу целого ряда стратегий, которые российские компании и работники отработали за годы неопределенности на рынке труда. Так, официальные цифры не принимают во внимание достаточно значимый уровень частичной занятости, к которой относятся сокращение рабочего времени, неоплачиваемые отпуска и ставшие проклятьем России в 1990-е годы задолженности по зарплате. По подсчетам Всемирного банка, в сентябре 2009 года общая сумма задолженностей составляла 5,1 млрд. руб. (190 млн. долл. США), то есть на 8,8 млрд. руб. меньше, чем в конце мая того же года, но все еще на 70% выше уровня предыдущего года.

Кроме того, проблемы как полной, так и частичной безработицы с особой остротой проявляются в отдельных отраслях промышленности, наиболее пострадавших от кризиса, таких как металлургия, строительство и обрабатывающая промышленность. К тому же, многие уволенные временные и сезонные работники прекратили поиски новой работы, а несколько сотен тысяч центральноазиатских и кавказских рабочих-эмигрантов вернулись к себе на родину и поэтому не значатся в официальных данных по безработице. Одним из самых тяжелых последствий кризиса в России стало его неравномерное географическое воздействие. В то время как крупнейшие города Москва и Санкт-Петербург выдержали бурю относительно хорошо, крупные промышленные регионы, такие как Урал, а также средние города, лишенные присущей двум столицам концентрации капитала, но все же включенные в общую систему снабжения, подверглись особо тяжелому удару. Особенно проблемными для Кремля стали около 460 так называемых моногородов, созданных в советский период вокруг «градообразующих» предприятий, которые по большей части оказались на сегодняшний день неконкурентоспособными. Учитывая риск социальных беспорядков в случае закрытия одного или нескольких подобных предприятий, Кремль и региональные власти стремились сохранить их любой ценой. Они затратили значительное количество бюджетных средств на сохранение убыточных, неконкурентоспособных предприятий, даже если это препятствовало возможности их реконструкции, способствовавшей бы повышению конкурентоспособности страны в долгосрочной перспективе.

В ходе первой волны кризиса, государство, оказавшись под сильным давлением, было вынуждено использовать свои резервы на поддержку широкого спектра политически связанных с ним компаний. Как и на Западе, крупные суммы были переведены разоряющимся промышленным предприятиям и крупнейшим банкам. Самым известным получателем средств экстренной помощи стал производитель автомобилей АвтоВАЗ, где работают около 100 000 человек, задолженность которого превысила 2 млрд. долл. США. Для сохранения АвтоВАЗа, премьер-министр В. Путин осенью 2009 года обещал вложить в эту компанию более 1,7 млрд. долл. США, несмотря на возражения Министерства финансов, по мнению которого не имело смысла тратить столь значительные суммы на 8 World Bank Russian Economic Report. Стоит отметить, что большинство этих эмигрантов работали главным образом в неформальной экономике и поэтому не были учтены в российских официальных данных по занятости. предприятие, не доказавшее свое умение производить конкурентоспособную продукцию. Точно так же, алюминиевый консорциум Русал был без лишней огласки поддержан Кремлем после того, как Путин перед телекамерами отчитал его владельца Олега Дерипаску за простаивание его предприятия в моногороде Пикалево. В России подобная поддержка промышленных предприятий представляет больше риска, чем на Западе, поскольку создает препятствия процессу «творческого разрушения», который, в терминах макроэкономики, необходим для придания большей конкурентоспособности российскому промышленному сектору. При этом предназначенные для экстренной помощи средства позволили их получателям развернуть различные виды деятельности, не имеющие ничего общего с улучшением конкурентоспособности, такие как выплата дивидендов акционерам и валютные спекуляции. Если вызванная кризисом ситуация в моногородах привлекла особое внимание правительства, нельзя не отметить, что некоторые регионы Российской Федерации, и прежде всего Северный Кавказ, также серьезно пострадали.

После периода относительного спокойствия, экономический спад вернул эту территорию к состоянию скрытой анархии. В начале 2009 года уровень безработицы в северокавказской республике Ингушетия оценивался в 57%, в то время как производство в предыдущие шесть месяцев сократилось более чем на 25%. Подобная экономическая ситуация подпитывает распространяющиеся по Северному Кавказу волнения.

Президент Ингушетии Юнус-бек Евкуров, за несколько дней до едва не унесшей его жизнь атаки смертника, заявил о том, что волнения распространяются из-за того, что «жители республики видят, как чиновники строят шикарные особняки и ездят на дорогих машинах в то время, когда больше половины трудоспособного населения Ингушетии – безработные». Джеффри Манкофф.




Комментарии
{screen_name}

admin 19.04.11, 23:15

В начале 2009 года Кремль перешел на более системный подход, ориентированный главным образом на сокращение процентных ставок при одновременном сокращении бюджетного дефицита.


Чтобы оставить комментарий, необходимо войти или зарегистрироваться

Сейчас на сайте посетителей:2