Многостороннее разоружение: новый треугольник?

Главная страницаНовости Россия, Китай и США

19/04/11

Многостороннее разоружение: новый треугольник?


Существует мнение о том, что новый треугольник может возникнуть в относительно специфической сфере стратегического разоружения. В защиту этой идеи приводится аргумент о том, что значительное сокращение США и Россией своих ядерных арсеналов при одновременном наращивании амбициозной ядерной программы Китая могут привести к относительному равенству трех государств. Что в свою очередь приведет к тому, что в будущем традиционно двусторонние переговоры по разоружению вынуждены будут включить еще одну или даже многие стороны (такие крупные ядерные государства как Великобритания, Франция и Индия).

Этот аргумент не лишен определенной логики. В реальности же, перспектива создания основанного на ядерной тематике стратегического треугольника в ближайшее время представляется весьма маловероятной. Очевидное препятствие заключается в том, что Китаю потребуется еще не одно десятилетие, прежде чем его ядерный арсенал по качеству и по размерам сравняется с теми крупнейшими резервами, которыми располагают Россия и США. На сегодняшний день Китай располагает лишь 35- 40 межконтинентальными баллистическими ракетами. Что касается развёрнутых стратегических боеголовок, у Китая их насчитывается лишь 186, что значительно меньше, чем у России (2 287 плюс 2 047 нестратегических боеголовок) и у Америки (2 202 плюс 500 нестратегических). Вторая проблема носит скорее политический и психологический характер. Пекин заявляет о неприемлемости какого бы то ни было сдерживания развития его ядерного оружия. Идея сдерживания воскрешает в восприятии Китая призрак сговора Запада (в широком смысле этого слова), направленного на сдерживание его роста и недопущение реализации им своих легитимных притязаний, включая защиту национальной безопасности. По мнению Пекина, моральная ответственность за разоружение полностью лежит на «двух гигантах». Китайские возражения подкрепляются крайне слабой вероятностью того, что другие ядерные державы второго плана, в частности Франция и Индия, могут связать себя каким-либо многосторонним соглашением. Коммунистическое руководство также обеспокоено возможностью того, что ядерный треугольник наложит на Китай серьезные обязательства, которые он не готов на себя взять. Хотя внешняя политика Китая становится более уверенной, проблемы безопасности остаются все же весьма актуальными. Пекин продолжает отстаивать свое положение «развивающейся страны», имеющей право на определенные льготы. Этот подход отражается на его позиции на международных переговорах по климатическим изменениям, на его отношении к идее китайско-американской «большой двойки» и на ведении им коммерческих переговоров и обсуждении вопросов о доступе к рынкам. Учитывая нежелание Китая во всех этих случаях принять на себя присущую сверхдержаве ответственность, шансы на ее принятие в такой экзистенциально важной сфере как ядерная безопасность можно оценивать как нулевые. Остается вопрос о возможном ответе Китая в случае, если сокращения ядерных арсеналов России и США в какой-то момент намного превзойдут обсуждаемые на сегодняшний день пропорции. Ответ Китая на эту гипотетическую ситуацию заключается в выдвижении ряда условий, которые предоставили бы ему максимальную свободу действий.

Так, очередное подтверждение министром иностранных дел Ян Цзечи поддержки Китаем «запрета и полного уничтожения ядерного оружия» сопровождалось уже ставшими привычными условиями, среди которых наиболее значимое место занимают «радикальные» сокращения ядерного арсенала России и США, принятие на себя всеми ядерными державами обязательства о ненанесении первого удара, создание «международного правового инструмента, гарантирующего безопасность государствам, не располагающим ядерным оружием», отказ от планов создания противоракетной обороны и милитаризации космоса, а также создание международной конвенции о «полном запрещении ядерного оружия». Эти условия позволяют Китаю практически полностью снять с себя ответственность за ядерное разоружение и переложить ее на другие государства. Даже если произойдет невероятное и Россия и США согласятся на «радикальные» сокращения (в соответствии с китайской трактовкой этого термина), Китай всегда может оправдать наращивание своего ядерного вооружения несоблюдением других выдвинутых им условий: отсутствием обязательств о ненанесении первого ядерного удара в стратегических доктринах России и США, планами США по противоракетной обороне, а также отсутствием международных соглашений, которые сдерживали бы не только существующие ядерные державы, но и «пороговые» государства, а также все страны, имеющие ядерные амбиции. Шансы на выполнение хотя бы одного из этих условий оцениваются Китаем как крайне низкие. В этой связи, мечта Обамы о безъядерном мире оказала весьма слабый эффект на Китай. Идея сама по себе не нова. В 1980-х годах Рональд Рейган призывал к «реальному и эффективному сокращению мировых ядерных арсеналов и однажды, …, к их полному устранению».

Что не помешало Рейгану стать самым активным пропагандистом ПРО и милитаризации космоса в виде программы звездных войн. С другой стороны, Китай, по всей видимости, не стремится к стратегическому паритету с Россией и США, даже в долгосрочной перспективе. Наращивание вооружений, необходимое для достижения столь амбициозной цели, обошлось бы катастрофически дорого и вынудило бы Китай лишить ресурсов такие жизненно важные сферы как экономическое развитие, здравоохранение, образование и модернизация обычных вооруженных сил. Это противоречило бы также общему характеру китайской внешней политики, поскольку стало бы препятствием стремлению Китая к «гармоничному миру». Значительно более правдоподобным выглядит стремление Китая к достижению такого уровня ядерного вооружения, который полностью исключит возможность нанесения США первого удара в случае возникновения военного конфликта между Китаем и США, к примеру, по поводу Тайваня.

На практике это означает, что Китай стремится расширить свой арсенал межконтинентальных баллистических ракет по меньшей мере до уровня, превосходящего (остающуюся теоретической) возможность их нейтрализации американскими системами ПРО. Другими словами, Китай интересует не трехсторонний или какой-либо другой сугубо символический паритет, а реальная способность ядерного устрашения. Бобо Ло.




Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти или зарегистрироваться

Сейчас на сайте посетителей:2