С точки зрения России.

Главная страницаНовости Израиль

18/04/11

С точки зрения России.


В годы администрации Путина, позиция России по отношению к Израилю менялась в зависимости от политической конъюнктуры. Аналитики, а вслед за ними и правительственные чиновники, утверждают, что Москва с недавнего времени приняла целостный подход к Ближнему Востоку.

Демонстрация дружбы с исламскими народами комбинируется отныне с позитивными российско-израильскими отношениями, отражающими стратегию Москвы, направленную на развитие многополярности и – путем дипломатических усилий с опорой на ООН – сокращение доминирующего влияния США на израильско-палестинские отношения. Политика Москвы на Ближнем Востоке определяется тремя общими внешнеполитическими целями России, каковыми являются многополярность (уравновешивание глобальных процессов), региональная безопасность и экономические интересы. В политике по отношению к отдельным региональным политическим акторам эти цели зачастую сочетаются без того, чтобы можно было выделить какой-либо один ведущий внешнеполитический мотив (например, по отношению к Ирану). Многополярность: С точки зрения России, Ближний Восток служит главным образом ареной для уравновешивания политического веса США и обеспечения международного статуса России. Россия пользуется своей ролью посредника, не неся при этом ответственности за исход процесса. Ей также не хватает ресурсов для взятия на себя лидирующей позиции в регионе. К примеру, высокие затраты и риск нанесения ущерба своему имиджу в арабском мире, вынудили Россию исключить для себя возможность миротворческой роли в Афганистане или Ираке и попытаться заработать авторитет на широко рекламируемой – хотя и едва заметной на местах – гуманитарной помощи. Присутствие на Ближнем Востоке содействует обеспечению стабильности внутри России, что отвечает ее общей цели региональной безопасности. Военная или социальная напряженность в ближневосточных странах, вызванная присутствием иностранных вооруженных сил, гражданские войны, террористические действия или политическая дестабилизация способны вызвать цепную реакцию и поэтому угрожают внутренней безопасности России, которой не хватает «установок периметра безопасности, защищавших в прошлом границы Советского Союза».

Россия продвигает свои экономические интересы путем сотрудничества с арабскими государствами. Это усилие было удвоено вследствие спада, вызванного военным и политическим доминированием США в 1990-х годах. Россия стремится повысить объем двусторонней торговли с арабскими странами, представляющими важный рынок сбыта для ее военной промышленности. В то же время, она с осмотрительностью относится к поставкам ультрасовременного оружия, способного повлиять на хрупкое равновесие в сфере безопасности в регионе. К примеру, в сентябре 2010 года президент Медведев подписал декрет, запрещающий «транзитное перемещение через территорию Российской Федерации (в том числе воздушным транспортом), вывоз с территории Российской Федерации в Иран, а также передачу Ирану вне пределов Российской Федерации с использованием морских и воздушных судов под Государственным флагом Российской Федерации. Во время ливанской войны 2006 года Россией было направлено четыре самолета МЧС с гуманитарным грузом и бригадами медицинской помощи. После операции «Литой свинец» в Газе в 2008-2009 годах, посол России в Израиле подчернул значение гуманитарного участия его страны, уже упомянутого до него в обращении Медведева. Россия направила в сектор Газа два самолета МЧС с гуманитарным грузом и приняла решение о безвозмездной передаче Палестинской автономии двух гражданских вертолетов и 50 БТР, которые были направлены в Иорданию для использования силами безопасности ПА. любых боевых танков, боевых бронированных машин, артиллерийских систем большого калибра, боевых самолетов, боевых вертолетов, военных кораблей, ракет или ракетных систем, как они определяются для целей Регистра обычных вооружений ООН, зенитных ракетных систем С-300, либо материальных средств, связанных со всем перечисленным, включая запасные части».

Россия заинтересована в инновационных военных технологиях, которые способен предоставить ей Израиль. К примеру, в октябре 2010 года компания «Israel Aerospace Industries» подписала контракт на сумму в 400 млн. дол. США на продажу беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) российскому ОПК «Оборонпром». Однако общее военное сотрудничество России с Израилем остается незначительным по сравнению с экономическим сотрудничеством. Таким образом, российский политический истеблишмент стремится играть более важную роль в посредничестве и инициировании процесса разрешения арабо-израильского конфликта. Эта роль воспринимается Россией как не требующий больших затрат инструмент для поддержания своего международного статуса. При этом русскоязычные израильтяне не воспринимаются Москвой как партнеры, способные и желающие поддержать ее в достижении своих целей. Кремлевские чиновники понимают, что, несмотря на общее культурное прошлое, израильские политики – выходцы из России не входят в русскую диаспору в ее традиционном понимании, и их взгляды на арабо-израильские отношения значительно отличаются от кремлевских. И, наконец, Москва строит свои отношения с Израилем в рамках собственных региональных и глобальных политических интересов. В этом контексте двусторонние отношения отходят на второй план, что объясняет не слишком впечатляющие достижения России в этой сфере. Олена Багно и Цви Маген.




Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти или зарегистрироваться

Сейчас на сайте посетителей:2