Япония: Энергетические вопросы.

Главная страницаНовости Дальний Восток

19/04/11

Япония: Энергетические вопросы.


Япония: Энергетические вопросы.
Наиболее выдающимся недавним успехом сотрудничества России с другими азиатскими государствами стало открытие завода по производству сжиженного природного газа (СПГ) в рамках проекта «Сахалин-2».

В результате этой сделки, японская энергетическая компания Osaka Gas будет получать по меньшей мере 200 тыс. тонн СПГ ежегодно до 2030 года. По всей видимости, эта сделка станет мощным стимулом российско- японского сотрудничества, поскольку российский газ получат также Tokyo Electric Power и семь других газовых компаний Токио. Компания «Сахалинская энергия» также подписала контракты с южнокорейскими и американскими компаниями9. По некоторым сведениям, Япония планирует даже предоставить 7 млрд. долларов США для завершения строительства нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий Океан» (ВСТО), несмотря на постоянно возрастающую стоимость проекта. Трудно поверить в обоснованность этих сообщений, поскольку подобные инвестиции кажутся маловероятными без разрешения проблемы Курильских островов или улучшения российских практик в сфере экономики. Министерство иностранных дел России также сообщает о достижения соглашения между сторонами об активизации двустороннего сотрудничества в энергетической сфере, в частности, о возможности создания предприятий по производству СПГ и газохимических заводов в Приморском крае, а также об освоении месторождений угля в Якутии и Туве.

В начале 2009 года премьер-министр Японии Таро Асо выразил надежду на то, что эти проекты будут способствовать дальнейшим усилиям по развитию японско-российского сотрудничества по энергетике и других секторов промышленности на российском Дальнем Востоке и улучшению двусторонних политических отношений, включая поиск новых, неординарных путей выхода из конфликта вокруг Курильских островов. Сахалинский газ, который послужит сырьевой базой для завода по производству СПГ, будет поставляться через трубопровод «Сахалин-Хабаровск-Владивосток», строительство которого началось в 2009 году и должно завершиться в 2011. Этот проект, наряду с ВСТО, а также проектами по строительству танкеров по перевозке СПГ в Россию, железных дорог и портов, является составной частью комплекса мер по развитию дальневосточной энергетики. Однако предназначение этого газа на сегодняшний день остается сомнительным и может, в конечном счете, быть ориентировано скорее на внутреннее потребление, чем на экспорт. Заместитель председателя правления Газпрома Александр Медведев также выразил надежду на то, что развитие сотрудничества с Японией, помимо сектора СПГ, затронет также производство газохимических продуктов. Необходимо с осторожностью относиться к сообщениям об японских инвестициях в Россию в целом и в энергетические проекты в частности. В 2006 году Москва вынудила присутствующие в России японские компании Mitsui и Mitsubishi продать России свои контрольные пакеты акций. Учитывая прошлый опыт, не стоит также излишне доверять обещаниям относительно времени и стоимости завершения крупнейших проектов по созданию инфраструктур.

Возможно также, учитывая планы или предложения Китая, касающиеся строительства по меньшей мере десяти терминалов СПГ, что, владея отныне тезнологией, Россия планирует продавать Китаю газ с Сахалина- 2 или других будущих предприятий по производству СПГ. И наконец, по мнению президента Медведева, завершение этого проекта значительно укрепит позиции России как поставщика газа на мировые рынки. Перспективы значительного продвижения японско- российского сотрудничества в секторе СПГ в основном возникают из опыта сотрудничества по проекту «Сахалин-2» и могут получить дальнейшее развитие с приходом нового правительства в Японии. Российские лидеры были убеждены в том, что правительство премьера Юкио Хатоямы стремилось поднять двусторонние отношения на качественно новый стратегический уровень. Отставка правительства Хатоямы в 2010 году поставила под вопрос будущее развитие российско- японских отношений, и на сегодняшний день остается неясным, какую позицию по отношению к России займет правительство нового премьера Наото Кана.

Энергетическая стратегия России до 2030 года предполагает доведение доли прямых зарубежных инвестиций в российский топливно-энергетический комплекс до 12%, с увеличением доли производства СПГ на 14-15% от общего производства. Россия также намеревается увеличить долю экспорта в страны Азиатско-Тихоокеанского региона на 26-27%. Газпром возобновляет дискуссии с Mitsui и Mitsubishi по новым проектам СПГ, в том числе, возможно, в рамках проекта «Сахалин-3». Mitsui и другие компании, такие как Marubeni- Itochu Steel, рассматривают возможности участия в энергетических проектах на Дальнем Востоке России. К примеру, проектах по строительству газотранспортной сети, которая свяжет Сахалин, Хабаровск и Владивосток в рамках плана Газпрома по Большой Восточной Азии, что послужило бы прямым противодействием китайскому присутствию на российском Дальнем Востоке. Для реализации подобных проектов, Россия прежде всего должна вернуть себе имидж страны, благоприятной для внешних инвестиций в энергетику, и радикально поменять обращение с иностранными инвесторами. Во-вторых, необходимо осуществить реальное политическое сближение между двумя странами, а также решить проблему Курильских островов. В противном случае, полноценное широкомасштабное инвестирование со стороны Японии, о котором Москва говорит с 1970-х годов, попросту невозможно.

Токио не скрывает существующей зависимости между политическим решением проблемы Курил и возможными инвестициями. Невзирая на уже имевшие место с обеих сторон многочисленные промахи и обструкционистские тактики, Москва продолжает избегать ответа на притязания Японии, что приводит наблюдателей к выводу о том, что российские призывы к сближению руководствуются в большей степени желанием создать противовес Китаю, чем построить доверительные отношения с Японией. Как отмечает польский аналитик Марцин Качмарский, с точки зрения России, Япония не представляет для нее интереса, достаточного для того, чтобы пойти на какие-либо серьезные уступки. В восприятии России Япония выступает прежде всего как государство, зависящее от США и связанное этим союзом. Таким образом, для России ключевым мотивом сближения с Японией является уравновешивание влияния Китая в Азии. Крупная политическая реструктуризация отношений в Северо-Восточной Азии возможна лишь при условии придания новой энергии российско-японским отношениям. В этом случае, возможно, Россия согласится сократить количество проводимых учений и патрулей Тихоокеанского флота, а также патрулирование стратегическими бомбардировщиками, в частности Ту-95, в непосредственной близости от территории Японии. Подобные действия, вызывая обеспокоенность возрождением российской военной мощи и ее угрожающим поведением в адрес Японии, стали неожиданностью для ой армии и вынудили органы национальной безопасности потребовать усиления мониторинга действий России.

В феврале 2009 года Москва выразила «большую надежду» на политическую вовлеченность Японии в решение проблемы Курильских островов и обеспечение финансирования Японией будущих энергетических проектов в Азии. В свою очередь, Япония заявляет о том, что «Россия становится конструктивным партнером в Азиатско-Тихоокеанском регионе». Президент Медведев обещает, что Газпром станет надежным долгосрочным поставщиком Японии, что имеет для нее немаловажное значение, поскольку проект «Сахалин-2» должен обеспечить 7,2% всего импортируемого Японией СПГ. В 2007 году Россия утвердила Восточную газовую программу, предусматривающую затраты на сумму в 28 млрд. Долларов США для соединения Красноярского, Иркутского, Якутского и Сахалинского газовых месторождений в Единую систему газоснабжения (ЕСГ), которая может использоваться производителями СПГ для поставок газа в Японию, Южную Корею и даже США.

Тем не менее, очевидно также и то, что проблема Курильских островов потребует особых усилий для возобновления политического сотрудничества, поскольку в обеих странах имеются могущественные внутренние фракции с давно установившимися и непоколебимыми взглядами на проблему Курил. При этом позиция Москвы, отказывающейся от самой постановки вопроса о том, что эти острова могут не принадлежать России, изначально серьезно ограничивает возможность достижения прогресса в этом вопросе. Стивен Бланк – профессор Института стратегических исследований.




Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти или зарегистрироваться

Сейчас на сайте посетителей:2