Риторика философии

Главная страницаРазное Публикации

05/11/13

Риторика философии


Теперь я двигаюсь быстро и хочу сразу перейти к «Федру» — другому тексту, на котором я хотел бы остановиться и посмотреть, как у Платона формулируется, вырисовывается противопоставление философского дискурса и дискурса риторического. Это не значит, конечно, будто «Апология» и «Федр» говорят об одних и тех же проблемах. Но в каком-то смысле проблема философия риторика пронизывает все творчество Платона. Коротко говоря, я выбрал эти тексты по соображениям, которые я уже упомянул: в одном случае перед нами, так сказать, практический дискурс Сократа, где он задействует свою parrisia применительно к собственной жизни; в другом, наоборот, философия, искусство философствовать сталкивается с наиболее проработанными формами того, что претендует быть искусством риторики. Здесь речь идет не о жизни и смерти Сократа, а о любви.

Как известно прошу меня извинить за напоминание об этих банальностях,«Федр» складывается вокруг четырех основных точек. Прежде всего перед нами речь Лисия (эту речь Федр принес в кармане или в складках своего одеяния; когда он ее услышал, она ему так понравилась, что он захотел выучить ее наизусть). Заинтригованный Сократ просит прочитать ему речь Лисия, а говорится там, что юноша должен оказать свою благосклонность скорее тому, кто его не любит, чем тому, кто его любит. На эту парадоксальную речь Лисия Сократ отвечает, заставив себя упрашивать и говоря, что не умеет говорить и неспособен на такие красивые похвалы.

Однако он произносит речь, отвечающую, дополняющую и даже в какой-то мере подражающую тому, что он услышал из уст Лисия. В этой речи, в этой имитации-подражании речи Сократ объясняет — в речи Лисия говорилось, что юноша должен быть благосклонен к тому, кто его не любит, — что юноша не должен оказывать благосклонности тому, кто его любит, поскольку влюбленный в том, в кого он влюблен, любит самые низкие и позорные качества и потому, что старый человек, влюбленный в юношу, — это, как ни крути, зануда. За второй речью проследует третья — вторая речь Сократа, оказывающаяся правдивой речью, отношения которой с правдой весьма непросты, поскольку, с одной стороны, в отличие от двух первых, где были только похвалы возлюбленным и порицания влюбленным, третья речь (вторая речь Сократа) это похвала истинной любви, настоящей любви.

Во-вторых, эта похвала настоящей любви не является похвалой риторической, намеренной убедить кого-то поддержать не самый приемлемый тезис. Это правдивая речь, восхваляющая настоящую любовь. Таким образом, отношение к правде здесь двойственное, поскольку речь идет о правдивой похвале настоящей любви, дискурс истины усложняется и проблематизируется самим его отношением к истине, поскольку проходит через ряд басен: басня об упряжке, басня о любви, окрыляющей душу, и т. п. Таков третий элемент, третий центр «Федра». Затем диалог достигает кульминации или, если хотите, завершается размышлением, непосредственно посвященным проблеме искусства языка, и того, что такое настоящее tekhne по отношению к logos у. Это риторика или что-то отличное? Вторая проблема, связанная с первой, — это проблема письма: должно ли письмо включаться в tekhne дискурса? Читайте также : Женская логика подскажет как самой подстричь челку.




Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти или зарегистрироваться

Сейчас на сайте посетителей:2