Визит  на Хельгеандсхольмен

Главная страницаРазное Публикации

14/12/13

Визит  на Хельгеандсхольмен


Вспоминается один из первых моих визитов на Хельгеандсхольмен. Это был обычный день сессии, без больших дебатов и без особого наплыва экскурсантов, которых водят на галереи для публики с целью знакомства с практикой парламентской работы. Поэтому все внимание швейцаров скрестилось на мне, едва я переступил порог вестибюля. Предъявив журналистское удостоверение, я обратился к блюстителям порядка с вопросом:

— Скажите, где можно найти чиновника по связи с печатью?

Такая должность существует в любой мало-мальски крупной фирме, в любом учреждении, и я, естественно, ожидал, что здесь-то, в риксдаге, наверняка найду официальное лицо, которое поможет мне разобраться во всех тонкостях шведского парламентского механизма.

— В риксдаге нет такой должности, — обескуражил меня ответом служитель. — А что вы, собственно, хотите?
— Хотелось бы встретиться с кем-либо из депутатов.
— О, это и мы устроим. Пройдите пока на галерею для прессы.

На пресс-галерее маячила одинокая фигура дежурного парламентского обозревателя какой-то газеты. В зале заседаний, который отлично просматривался сверху, тоже было не густо народу. Пустовали не только правительственные скамьи. За депутатскими пюпитрами я насчитал едва сорок человек, которые даже не делали вида, что слушают оратора. А оратор (как выяснилось потом, это был депутат от партии центра Нильс Ханссон) между тем красноречиво доказывал необходимость учреждения в риксдаге специальной должности «чиновника по связи с печатью». Подивившись столь странному совпадению скромных журналистских желаний с мнением парламентария, я заглянул в повестку дня заседания. Она была обширной. В ней значилось 48 вопросов, и под пунктом 10 стояло: «Заключение № 21 по предложению относительно должностей пресс-агента риксдага и типографского эксперта при администрации риксдага».

Это был один из тысячи вопросов, которые шведские парламентарии выдвигают в течение сессии в порядке осуществления своего права на законодательную инициативу. Чтобы у читателя не оставалось сомнений, приведем точные данные. В 1967 году, например, на рассмотрение риксдага было внесено 1534 законодательных предложения в общем, ненамного больше, чем за год до этого. В 1969 году эта цифра уже составляла 1912. Правительственные законопроекты, счет которым переваливал за полторы сотни, не входят в эти тысячи.

Но дело даже не в количестве, а в качестве. Подавляющее большинство проблем, которые затронуты в этих законопроектах и на которые тратят силы и время члены риксдага, можно было бы при нужде решить простым административным постановлением. Так ведь нет: любой пустяк стремятся облечь в форму закона. В тот самый день, когда Нильс Ханссон ратовал с трибуны риксдага за учреждение должности пресс-агента, его коллегам предстояло еще обсудить законопроекты об увеличении налога на косметические товары, об открытии музыкальной школы в Стокгольме, о запрещении профессионального бокса, о работе булочных и кондитерских в воскресные и праздничные дни и так далее. Это были хоть деловые вопросы. Но есть немало законопроектов, вообще лишенных здравого смысла. Что можно сказать, например, о предложении депутата от умеренной коалиционной партии Мортена Вернера, который потребовал, чтобы представителю Швеции в ООН было дано указание заявить протест против... боя быков?
 
big-profi.ru

От болей в пояснице Вам поможет уникальная новинка из Швейцарии - торфяной бальзам Unicatum Chondro от HERBAMEDICUS.




vivacity.ru

Современный стиль росписи поверхностей граффити отличается сложностью и трудоемкостью






Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти или зарегистрироваться

Сейчас на сайте посетителей:2