Ирак: нефть и Аль-Каида.

Главная страницаНовости Ближний Восток

19/04/11

Ирак: нефть и Аль-Каида.


Россия, как и многие другие государства, резко выступила против готовившейся США интервенции в Ираке. После того как это все же произошло – и особенно после того, как США не удалось с легкостью добиться в Ираке своих политических и военных целей – Москва стала уделять меньше внимания сопротивлению американскому присутствию в Ираке и больше своим коммерческим интересам и проблемам безопасности, связанным с суннитскими радикалистами.

Хотя Москва и одобрила санкции Совета Безопасности ООН в отношении Ирака за его вторжение в Кувейт в 1990 году, российские компании во многом помогали Саддаму Хусейну уклоняться от этих санкций вплоть до момента падения его режима. Одним из мотивов Москвы было сохранение расположения Саддама Хусейна, в надежде, что российские компании смогут получить преимущество над компаниями стран, строго соблюдавших санкции Совбеза ООН, в заключении контрактов на разработку иракских нефтяных запасов. Обсуждалось множество возможных сделок, но лишь одна из них – по развитию гигантского месторождения Западная Курна-2 – была подписана Лукойлом в 1997 году. Однако Саддам Хуссейн аннулировал этот контракт в конце 2002 года (по некоторым сведениям, он обнаружил, что Лукойл пытался заручиться подтверждением со стороны США того, что этот контракт будет исполняться и после падения режима Хуссейна). Лукойл и российское правительство заявили о незаконности этого решения и продолжали рассматривать контракт как действующий. Несмотря на многократные усилия Москвы (включая почти полное списание значительного долга, накопленного Ираком за годы правления Саддама Хусейна), ни американские оккупационные власти, ни сменившее Хусейна иракское правительство не согласились выполнить контракт с Лукойлом от 1997 года. В декабре 2009 года Лукойлу (и норвежскому Статойлу в качестве миноритарного партнера) все же удалось выиграть конкурс на разработку месторождения Западная Курна, содержащего, по сегодняшним оценкам, около оцениваются в 2 млрд. бареллей). Таким образом, России удалось обеспечить себе участие в нефтяном секторе Ирака, к которому она так долго стремилась, и которое теперь она надеется расширить.

Озабоченность Москвы суннитским радикализмом в Ираке обострилась в июне 2006 года, когда связанные с Аль-Каидой джихадисты похитили пятерых граждан России, работавших в российском посольстве в Багдаде. Одного из них они убили сразу и угрожали убить остальных, если Москва в течение 48 часов не выведет свои войска из Чечни. Их требование не было удовлетворено и они выполнили свою угрозу. Хотя Аль-Каида в Ираке была весьма занята борьбой со своими многочисленными противниками внутри страны (американские и коалиционные войска, иракские шииты и даже некоторые иракские сунниты), она все же проявила достаточную заинтересованность положением чеченцев и предприняла действия против России в их интересах. Некоторые российские аналитики задались вопросом о том, не станут ли Аль-Каида и ее сторонники уделять еще большее внимание России, в случае если США покинут Ирак. Поэтому, если Москва в свое время оказала энергичное сопротивление интервенции в Ираке, теперь она оказалась в зависимости от поддерживаемого американцами правительства в Багдаде для защиты своих экономических интересов в Ираке, а также для сдерживания радикалистских суннитских сил, способных как оказать поддержку исламистской оппозиции внутри самой России, так и атаковать российские нефтяные активы в Ираке.

Российские компании ведут свой бизнес также и в иракском Курдистане, где Москвой было открыто консульство. Даже бывший российский премьер-министр Евгений Примаков в декабре 2009 года публично выразил озабоченность тем, каким образом вывод войск США может повлиять на стабильность в Ираке. Профессор Марк Н. Кац.




Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти или зарегистрироваться

Сейчас на сайте посетителей:2