«Большой Ближний Восток»: имеет ли это понятие смысл для России?

Главная страницаНовости Ближний Восток

19/04/11

«Большой Ближний Восток»: имеет ли это понятие смысл для России?


«Большой Ближний Восток»: имеет ли это понятие смысл для России?
Концепция Большого Ближнего Востока получила распространение под влиянием бывшего президента США Джорджа Буша, воспринимавшего авторитарные режимы в регионе как фактор, способствующий развитию радикального исламизма, а продвижение демократии как способ противодействия этому процессу.

Тяготеющий к авторитарности режим Путина не разделял преследуемую администрацией Буша цель распространения демократии на Большом Ближнем Востоке. Российские руководители даже выражали сомнения относительно истинных намерений Вашингтона. Например, в феврале 2007 года президент Путин заострил внимание на противоречии между призывами США к демократизации Большого Ближнего Востока и их отказом признать победу Хамаса на парламентских выборах в Палестине. В российском политическом дискурсе понятие «Большой Ближний Восток» использовалось не столько для описания политики Москвы в данном регионе, сколько для анализа – обычно критического – политики Вашингтона. При этом в российском внешнеполитическом дискурсе политика самой Москвы на Ближнем Востоке (как, впрочем, и в других регионах) определялась на основе двусторонних отношений с отдельными странами. Тем не менее, есть две причины, по которым все же имеет смысл говорить о российской политике по отношению к Большому Ближнему Востоку.

Во-первых, распад Советского Союза в 1991 году открыл внешним влияниям мусульманские регионы бывшего СССР, ранее находившиеся в изоляции от остального исламского мира. Вне всякой зависимости от вопросов демократизации и внешней политики США, эти регионы – и вообще российские мусульмане – теперь оказались под влиянием тенденций, существующих на Большом Ближнем Востоке. По словам представителей Московского Центра Карнеги Дмитрия Тренина и Алексея Малашенко: «Главным вызовом для Москвы является стабилизация остающихся слабыми постсоветских государств, при одновременном создании приемлемого modus vivendi со становящимся все более неспокойным мусульманским миром за пределами территории бывшего СССР. Задачу России осложняет ряд факторов, от иракской войны 2003 года до израильско-палестинской ситуации и событий в Иране и вокруг него»

. Во-вторых, несмотря на ориентацию российского внешнеполитического дискурса на двусторонние отношения Москвы с отдельными странами, в нем зачастую звучат ссылки на общую угрозу исламского радикализма. Эту озабоченность Москва разделяет со многими правительствами региона.

Время от времени ею открыто ставится вопрос о влиянии исламистских радикалистов Большого Ближнего Востока на Северный Кавказ и Центральную Азию. Таким образом, вне зависимости от использования этого термина администрацией Буша или кем бы то ни было иным, концепция Большого Ближнего Востока занимает важное место в российской внешней политике. Профессор Марк Н. Кац.




Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти или зарегистрироваться

Сейчас на сайте посетителей:2