Основные «русские» партии иммигрантов.

Главная страницаНовости Израиль

17/04/11

Основные «русские» партии иммигрантов.


Возникновение «русских» партий иммигрантов было ускорено «Сионистским форумом» – организацией, созданной в 1988 году и распавшейся в 2001. Его комитет включал 105 членов, среди них были Юрий Штерн, Ида Нудель и Авигдор Либерман. Изначально Форум представлялся как аполитичная организация, названная его основателями «Министерством алии» в противовес Министерству абсорбции, столкнувшемуся с трудностями в интеграции иммигрантов на израильский рынок труда.

Форум, руководимый Натаном Щаранским, послужил базисом для создания политической партии ИБА. На всем протяжении своего существования, ИБА позиционировала себя как партия, занимающаяся нерешенными социальными и экономическими проблемами, с которыми сталкивались иммигранты. В 1996 и 1999 годах эта партия получила широкую поддержку, позволившую ей добиться соответственно 7 и 6 мест в 14-ом и 15-ом Кнессетах. Однако к выборам 2003 года многие сторонники партии отошли от нее; ИБА получила лишь 2 места в 16-ом Кнессете и растворилась внутри «Ликуда». Если ИБА была партией меньшинства, НДИ – на всем протяжении своей электоральной истории и особенно в 2009 году – позиционировала себя как общенациональная партия, представляющая широкие интересы, а не интересы 12 Bagno O. The Invasion of Neo-Khazars or the Arrival of Democratic Man? (докторская диссертация) // Tel Aviv University. Israel. 2010. 13 В 1992 году Израиль принял систему прямых выборов премьер-министра. Введение этой реформы может частично объяснить подъем мелких партий, среди которых ИБА и НДИ (1999). Премьер-министр выбирался прямым голосованием отдельно от Кнессета в 1996, 1999 и 2001 годах. От прямых выборов премьер-министра Израиль отказался после выборов 2001 года, поскольку они вели к еще большей раздробленности парламента. Авигдор Либерман, Михаил Нудельман и Юрий Штерн создали НДИ к выборам 1999 года, отвоевав голоса у ИБА среди электората, тяготеющего к националистическим и ориентированным на безопасность темам. В 2000 году к партии присоединился «Национальный союз» – альянс правых религиозных партий. На выборах 2003 года объединенный список получил семь мест, из которых четыре пришлось на НДИ. Успех в 2003 году антиклерикальной партии «Шинуй» среди иммигрантского светского правого электората и ее последующий распад привел к образованию обширной группы избирателей, не выступавшей в качестве целевой для НДИ, поскольку на нее не распространялся альянс с «Национальным союзом», имевшим явную религиозную ориентацию.

В 2006 году НДИ отделилась от «Национального союза» и получила 7 дополнительных мест благодаря голосам иммигрантов. К ним, вероятно, относились светские избиратели, покинувшие «Шинуй», а также те, кто намеревался голосовать за партию «Кадима», руководимую Ариэлем Шароном14. Партия продолжила стратегию привлечения широкого электората в 2009 году и ей удалось получить дополнительные 4 мандата в 18-ом Кнессете, в котором оказалось 16 представителей русскоязычной диаспоры15. Восемь русскоязычных членов Кнессета из списка НДИ были поддержаны более чем 56 процентами русскоязычного иммигрантского электората (среди проголосовавших за НДИ в 2009 году более 64% составляли иммигранты из бывшего СССР). Партия имеет либеральную экономическую платформу и занимает воинственную позицию по отношению к политическим процессам между Израилем и его палестинскими и арабскими соседями. Смешанный политический имидж партии – включающий как иммигрантский так и национальный элементы – позволил ее лидеру Авигдору Либерману занять пост министра иностранных дел, открывающий путь к влиянию – хотя и ограниченному – на израильскую внешнюю политику и политику безопасности. Политическая система Израиля предоставляет политикам- иммигрантам значительные возможности политического влияния. Их присутствие заметно во внутренней политике, однако, до недавних пор, оно было значительно менее очевидным на международной сцене, где помехой выступал их «русский» иммигрантский статус.

Однако международная деятельность. Либермана и растущее внутреннее влияние способны перерасти и во влияние на внешнюю политику, поскольку внешняя политика и политика безопасности Израиля во многом зависимы от внутриполитических интересов и идеологических позиций членов правительственной коалиции. На сегодняшний день, остается справедливым знаменитое изречение Генри Киссинджера : «У Израиля нет внешней политики, а есть лишь внутренняя политическая система», пишет вкинохе - авторские рецензии кино.

Олена Багно и Цви Маген.




Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти или зарегистрироваться

Сейчас на сайте посетителей:2