Выход Сирии из международной изоляции?

Главная страницаНовости Сирия

11/04/11

Выход Сирии из международной изоляции?


Использование двусторонних отношений в целях укрепления собственной безопасности еще более характерно для сирийского режима, испытавшего объяснимое ощущение угрозы в свой адрес после нападения США на Ирак в 2003 году и, хотя и в меньшей степени, в ходе ливанского кризиса. Россия и Сирия заняли сходную позицию по иракскому вопросу, а весной 2003 года Владимир Путин, на тот момент президент России, высказал предположение о том, что Сирия, подобно Ираку, может подвергнуться изменению режима извне.

В июле 2003 года, откровенно демонстрируя независимость позиции своей страны, российский министр иностранных дел пригласил президента Башара Асада посетить Россию. Именно в этот момент в Конгрессе США должен был обсуждаться предлагающий введение санкций против Сирии Акт «об ответственности Сирии и восстановлении суверенитета Ливана», перед его принятием в декабре 2003 года, и это приглашение могло быть расценено как выражение Россией своей поддержки Дамаску и как вызов ближневосточной политике США. И все же, российская поддержка Сирии всегда оставалась ограниченной, в силу стремления России избежать возможных негативных последствий для себя со стороны Вашингтона и Тель-Авива, отношения с которыми важнее для России, чем отношения с Сирией. Этим частично объясняется воздержание России от голосования на Совете безопасности ООН в сентябре 2004 года, когда была принята Резолюция №155934. Несмотря на свои близкие отношения с Сирией, Россия не стала препятствовать принятию этого предложения, призывающего к прекращению сирийского военного присутствия в Ливане.С точки зрения Москвы, «резолюция касалась лишь одного аспекта ближневосточной ситуации, в то время как другие вопросы комплексного регионального урегулирования не были приняты во внимание».

Другая причина воздержания России связана с тем, что резолюция касается внутренних дел Ливана, и, таким образом, расходится с прямыми пожеланиями ливанского правительства. После убийства Рафика Харири в Бейруте в феврале 2005 года, Сирия фактически была вынуждена вывести свои войска из Ливана. Представитель российского министерства иностранных дел заявил тогда, что сирийские вооруженные силы неоспоримо сыграли позитивную роль в прошлом, но в новом контексте в этой роли больше нет необходимости. Убийство Харири привело к прерыванию франко-сирийских отношений и отдалению от Сирии ее крупнейших арабских соседей: Саудовской Аравии, Иордании и Египта. Дамаску пришлось тогда еще больше опереться на помощь России. Международная изоляция Сирии стала немаловажным фактором, обусловившим новое сближение между Москвой и Дамаском в 2004-2008 годах, в период наибольшего давления, оказываемого Западом на Сирию. Не исключено однако, что возрождение инициативной внешней политики Москвы, разработанной как ответ на начатую США в 2003 году войну в Ираке и на расширение НАТО 2004 года, сыграло еще более решающую роль в новом российско-сирийском сближении. В январе 2005 года, президент Асад осуществил свой первый визит в Москву. Его переговоры с Владимиром Путиным и другими российскими лидерами были расценены наблюдателями как дружеские и весьма успешные. Москва списала 73% сирийского долга Российской Федерации, достигавшего тогда 13,4 миллиардов долларов США. В политической сфере, президентами двух стран была подписана декларация, содержавшая совместные позиции по наиболее важным ближневосточным и мировым вопросам.

По завершению переговоров с президентом Асадом, Владимир Путин, – с плохо скрываемой критикой политики США в адрес Сирии, – заявил, что Москва и Дамаск отдают предпочтение «стабильному демократическому миру, основанному на нормах международного права, не допускающего давления или вмешательства в дела суверенного государства». Путин также выступил в защиту Сирии против действий Израиля, заявив, что он «приветствует стремление Сирии к политическому диалогу с Израилем и ее готовность возобновить переговоры без каких бы то ни было дополнительных условий». Это выражение несомненного единства политических взглядов двух сторон и сильной политической поддержки Дамаска Москвой, происходит в наиболее неблагоприятный для Сирии момент с точки зрения международной обстановки и в ситуации изоляции страны от западных держав, включая Францию, несмотря на существование исторических связей с этой страной.

Вполне возможно, что сирийское руководство воспринимало тогда сближение с Москвой как необходимость. Москва, недовольная ростом влияния США в ее традиционном соседстве и озабоченная настроениями собственного мусульманского населения, использует эту возможность для возобновления своего непосредственного присутствия на Ближнем Востоке. Однако утверждение одного из американских исследователей о том, что плачевная международная ситуация Сирии была именно той позицией, «в которой Путин хотел, чтобы Сирия оказалась», с целью получить «преимущественный доступ для российского оружия и нефти в Сирию», выглядит все же недостаточно обоснованным. Совершенно очевидно, что ситуация на Ближнем Востоке, включая затруднительное положение Сирии, не была подготовлена Россией. Более того, стратегический интерес Москвы к Сирии всегда был и остается значительно большим, нежели чем выигрыш, который способны принести вышеупомянутые скромные торговые обмены между двумя странами.
Андрей Крейц.




Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти или зарегистрироваться

Сейчас на сайте посетителей:2